Научные труды А.Е. Кулаковского (1877-1926) по настоящее время являются малоизученной частью его интеллектуального наследия. Им обработаны и систе­матизированы ценнейшие источники для изучения языка и верования яку­тов, фольклора, культуры, литературы.

Во введении к «Материалам для изучения верования якутов» Кулаковский пишет: «Религия древних якутов почти совершенно позабыта. Причиной этому послужили – отсутствие письменности и введение христианства. Из религиозных поверий в памяти народа остались лишь только жалкие отрывочные данные, и то только из области внешней, обрядовой стороны; что же касается внутреннего содержания и этической стороны, то эта часть совершенно теряется в глубоком мраке неизвестности» [1, с. 7].

Он называет «единственно ценным и серьезным по затронутому вопросу» труд В.Ф. Трощанского (1843-1898) «Эволюция черной веры якутов», но не соглашается с выводом исследователя о том, что «принцип добра и справедливости якутским богам не присущ».

В работе Трощанского читаем: «Верования, обуславливаемые светлыми силами, … начали ослабевать задолго до принятия христианства якутами, замещаясь верованиями, основой которых были темные, враждебные силы, — и вот эти верования стали утрачиваться с приходом русских. Однако и по сохранившимся остаткам мы видим, что верования якутов имели подчас глубоко-философское основание»  [2, с. 4-5].

Отрицание Трощанским борьбы доброго начала со злом в традиционных верованиях якутов связывается с суровыми климатическими условиями их места жительства по отношению к их прародине. А именно то, что «необычайно резко изменившиеся условия жизни якутов с переходом их с дальнего юга на суровый север, где они встретили массу неведомых им еще бедствий, заставивших всецело обратить свое внимание на те божества, которые по их понятиям насылали все эти несчастья» [2, с. 33-34].

В качестве доказательства ошибочности этого заключения Кулаковский пишет: «Боги создают сильных героев со специальной целью обуздать злое начало, сами они заступаются за героев и вообще за правых; строго карают созданных ими же любимых героев за обиды, причиненные последними людям. Вера якутов была далека от идолопоклонства и шаманизма; она перешла эту стадию на несколько ступеней» [1, с. 9].

Крайняя однозначность заключений Трощанского объясняется тем, что он «не знал якутского языка и не располагал обширным якутским материалом», и по этой причине часто основывается в своем исследовании на единичные факты, ссылается на «указаниях лишь одного сказочника». Кулаковский уточняет основное направление и цель своей работы: «В предлагаемых мною материалах читатель найдет много противного этим нелестным для якутов выводам» [1, с. 7].

Часть этнографических материалов Кулаковского была впервые опубликована по представлению самого автора в «Записках Краевого Географического общества» в 1922 г. под названием «Материалы по изучению верования древних якутов» [3]. В публикации следующего года «Материалы…» в полном объеме издаются самостоятельной книгой [4], где в названии работы исключается определение «древних» без согласования с автором. Таким образом, редакторами не учитываются два существенных момента: во-первых, именно «древние поверья» или «верования древних якутов» выступают в работе Кулаковского основным предметом исследования. Это восемь разделов из одиннадцати –  большая часть всех собранных и систематизированных «Материалов». В их названиях: «Вселенная», «Сверхъестественные существа», «Кут-сюр», «Запретительные поверья», «Легенды о животных» и др. – отражаются основные направления и понятия древних представлений окружающего мира и жизни человека. Также в предисловии однозначно четко определяется стремление автора внести уточнения в неверных выводах Трощанского, исследовавшего именно древнюю религию якутов.

Во-вторых, продуманная систематизация материалов представляет, как со временем претерпевают изменения или постепенно утрачиваются с принятием христианства древние верования якутов. В этом аспекте в «Материалах» Кулаковского представляется естественная линия принятия якутами христианства. Во втором разделе о «высших существах, олицетворяющих начало добра», в пункте втором читаем: «С введением христианства понятие о главном и добром боге Үрүҥ Аар Тойон смешалось с понятием о христианском боге, у которого функции оказались тождественными с функциями первого, по крайней мере, в существенном – в отношении создании мира, доброты и справедливости. С другой стороны, христианские священники должны были запрещать вновь обращаемым называть Господа-бога таким фигурным именем как ҮрүҥАйыы Тойон». Но «согласились на название Айыы Тойон (божество-господин), под которым якуты свободно могли подразумевать, в силу значения слова «Айыы» своего главного бога Үрүҥ Айыы Тойона и под которым до сих пор подразумевают христианского доброго бога». Заканчивается этот пункт следующим убедительным выводом Кулаковского: «Итак Айыы Тойон раньше не существовал отдельно от Үрүҥ Аар Тойона, и это имя позднейшего происхождения (христианской эры)» [1, c. 17-18].

Первый раздел – «Вселенная» – представляет описание трехъярусного мира в мифах и олонхо. Здесь дается уточнение относительно поэтической образности, где аллитерационные созвучия допускают метафоры в форме количественных определений или сравнений в описании каждого из миров, что не может быть воспринято как точное указание пространственных понятий. В восприятии небесных светил Кулаковский в целом не отрицает влияния античных мифов на самобытные представления якутов.

Особые поверья о «сверхъестественных существах», тотемах, самобытном восприятии якутов души человека описываются во втором, третьем и четвертом разделах. В последнем из них раскрывается значение трех составляющих души человека, что с древности по сей день выступает бесспорным определением относительно таинств, связанных с представлением единства человека с окружающей реальной природой.  По этому вопросу Кулаковский дает следующее пояснение в догадках Трощанского: «Гипотеза Трощанского об этих кут, по-моему, правдоподобна, хотя, конечно, она очень гадательна. … В самом деле, древний якут видел и убеждался, что тело человека после смерти превращается в прах, т.е. в землю же, что при жизни человек дышит воздухом, и что без этого дыхания человек не может существовать. По всему этому естественно и понятно, что в представлении древнего якута должна была создаться идея о «земляной» и «воздушной» душах, как необходимых для существования человека элементах» [1, c. 59-60].Остальные части «Материалов по верованиям…» посвящены поверьям бытового и этического характера, такие как предчувствия и приметы, а также обряды, сопряженные с поверьями.

Другой значительный факт связывается с историей первой публикации работы по фольклору и этнографии в 1914 г., когда Кулаковский отдал свою рукопись Н. Толоконскому, поверив, что тот поможет с публикацией «Материалов» в Иркутске. Однако коллега по училищу издал «Материалы» под своим авторством [5, с. 27].

Все это подтверждает трудности и непростые перипетии судьбы Поэта, всю свою жизнь посвятившего служению во благо родного народа, которым по­истине гордился, преклонялся перед ним. Подчеркивая, что якутс­кое верование развивалось по общему ходу эволюции естественных религий, он пишет: «Характерной чертой якутской религии была утилитарная и материалистическая точка зрения. Двойственность сил природы выражена в ней довольно ярко, но без резких перехо­дов. … Нам, нынешним якутам, остается только удивляться — как могла создаться у такого незначительного народца, каковыми явля­лись наши предки, — такая религия высокого развития» [1, с. 9].

В заключении обосновываются выводы.

 

Литература

  1. Кулаковский А.Е. Научные труды. – Якутск, 1979. – 484 с.
  2. Трощанский В.Ф. Эволюция черной веры (шаманства) у якутов. Редактированное Э.К.Пекарским, дополненное примечаниями Э.К.Пекарского и Н.Ф.Катанова и снабженное приложениями Э.К.Пекарского, А.А.Наумова и В.В.Попова. – Казань: Типо-литография Императорского университета, 1903. – 216 с.
  3. Кулаковский А.Е. Материалы по изучению верований древних якутов // Сб. материалов к изучению Якутии. – Якутск, 1922. – Вып. 1. – С. 25-29.
  4. Кулаковский А.Е. Материалы по изучению верований якутов // Записки Краевого Географического общества. Книга 1. – Якутск, 1923. – 107 с.
  5. Алексей Елисеевич Кулаковский (ӨксөкүлээхӨлөксөй). Биобиблиографический указатель. Сост.: В.Н.Павлова, Я.А.Захарова, Л.Р.Кулаковская. – Якутск, 1997. – 96 с.