А.Н. Мыреева

д-р филол.наук, с.н.с.

сектор литературоведения

ИГИиПМНС СО РАН

Циркумполярная культура – это результат длительного исторического развития народов Арктики в их геополитической и этнопсихологической цельности. Экстремальные природные условия формировали особые правила человеческого общежития, определили характер материальной и духовной культуры северных народов. Основу циркумполярной цивилизации составляет признание самоценности жизни и самоценности природы независимо от потребностей человека.

Историческое содержание культур северных народов составляют складывавшиеся тысячелетиями их эстетические и духовные ценности. Тончайшие механизмы адаптации человека к суровым климатическим условиям отразились в культурных комплексах народов Арктики, в их этнопедагогике, в фольклоре, в обычаях и обрядах и, прежде всего, в устном и письменном творчестве, ведь именно в языке отражается специфика менталитета того или иного народа.

Культура народов Севера на рубеже веков переживает очередную модернизацию. Промышленное развитие, новые социальные формы оказывают воздействие на социально-культурную среду. В этих условиях важно сохранить основы национальной культуры, отраженные не только в фольклоре, но и в литературе.

В литературах народов Севера Якутии в последней четверти ХХ века ведущим жанром стал роман, о чем свидетельствуют творческие поиски С. Курилова – в юкагирской, П. Ламутского и А. Кривошапкина – в эвенской литературах.

Фольклорно-мифологическая традиция проявляется в жанре романа всеобъемлюще: в самом строе языка, в воссоздании обычаев и обрядов, в обращении к преданиям и легендам. Важно осмысление философского, социально-психологического преломления традиций.

В романной дилогии С.Н. Курилова «Ханидо и Халерха» (1969) и «Новые люди» (1975) [1] отразилось самосознание немногочисленного, но своеобразного народа, его история, традиционный быт, система нравственно-философских воззрений.

Традиционный уклад жизни юкагирского народа показан во всем многообразии в суровых буднях семьи охотника и рыболова, ведущей изо дня в день борьбу за выживание, преодолевающей и голод, и холод, а с другой стороны – редкие праздники: свадьба, оленегонные состязания, ярмарка.

Сама природа как бы определяет духовный мир людей племени улуро-чи – наивных и простодушных, терпеливых и находчивых. Здесь «человека встречали по взгляду, а провожали по уму».

Произведение во многом полемично и направлено против поверхностных представлений об отсутствии цивилизации на просторах тундры, о чем писал автор: «Но край этот – вовсе не вымерзшая пустыня… Напротив, обжит он давно, очень и очень давно…» [2, с.18]. Фольклорная основа концепции романа во многом определяется сказкой – преданием о богатыре Ханидо, с которым народ связывает свои надежды на светлое будущее. Люди надеются, что маленький Косчэ «всегда будет помнить людские заботы и уже не сможет смириться со злом». В духе народных мифологических представлений взаимоотношения человека и природы в тундре – эти взаимоотношения равноправных, требующие взаимного уважения. Только такие сильные духом люди, как Куриль, Пурама, Ниникай могут вести себя с природой на равных.

Произведение энциклопедического характера С. Курилова положило начало традиции романного жанра в литературах народов Севера Якутии.

В системе полярных культур доминируют оленеводство и охота, о чем свидетельствуют первые романы в эвенской литературе – П. Ламутского и А. Кривошапкина.

Концептуально значимо название романа П. Ламутского «Дух земли» (1987) [3], основанное на народных, фольклорно-мифологических традициях.

Как показано в романе, настоящим духом земли, ее хозяином становится человек с чистой душой, с добрым сердцем. В романе полно и психологически проникновенно показана жизнь эвенского народа в начале ХХ века, в трех поколениях семьи охотника Маркани предстает жизнеустройство, определенное органической слитностью человека и природы.

Традиционное занятие эвенов – охота рождает особую систему взаимоотношений человека с окружающим миром, определяет нравственные заповеди, передаваемые, как главная ценность, от поколения к поколению. Человек – охотник всю жизнь читает великую «книгу» Природы, учась постигать ее сокровенные тайны. Герои романа убеждены, что все в природе имеет душу и нуждается в почтительном отношении к себе.

Концептуален образ – лейтмотив матери-земли, основанный на народной философии: «Земля – лицо духа земли, нельзя ее уродовать, калечить». Как величайшую ценность мать Татина вручает сыну, уходящему далеко от родного очага, узелок с горстью земли: родная земля и в горе спасет, и не даст пасть духом.

Символичен смысл легенды о кукушке, разочаровавшейся в своих птенцах и переставшей вить гнездо для них. Герои романа убеждены, что человек, не усвоивший нравственный урок предков, подобен младенцу, не испившего материнского молока.

Стихия родной природы имеет определяющую роль в формировании самобытного национального мировосприятия героя романа – мужественного, упорного, жизнестойкого. Символично обобщение автора: «Травинка, рвущаяся к солнечному свету, пробивается сквозь камень».

Поэтизация человеческой общности семьи, рода, дома отличает романы А. Кривошапкина «Берег судьбы», «Кочевье длиною в жизнь» (2000) и др. В центре романа «Берег судьбы» – семья охотника, особую роль в которой принадлежит отцу, от него зависят и благополучие, и нравственные устои: «без отца и солнце холодит». В произведениях писателя сквозной тревожной нотой звучит мысль: «как бы не потерять нам оленя и родной язык. Только при условии их сохранности живым останется мой народ» [5, с.4]. В романах А. Кривошапкина тема «человек и природа» является центральной, определяя и проблемное и структурное обогащение жанра.

Народная легенда послужила основой повествования о жизни эвенского народа в обстоятельствах второй половины ХХ века в романе «Золотой олень», которая отличается драматизмом сюжета романа, обращенного к современности.

Концептуально заглавие романа, рожденного легендой о белоснежном олене Гелтаня. Он, встретив на земле зло, превращается в птичку и улетает в небесную высь. Но и там, в заоблачной дали, он продолжает творить добро людям: его след в виде полярного сияния освещает им дорогу в темноте.

Главный герой – потомственный охотник Айняри, сам якут, он сроднился с эвенами, сердцем воспринял их язык, обычаи, верования. Его более всего волнует судьба северного народа в условиях нового времени, в обстоятельствах промышленного натиска.

Судьба  народа неразрывно связано с кочевым образом жизни, с оленем. Один из сквозных мотивов в романе – «эвен немыслим без оленя» –художественно претворен в двуединой связи человека и оленя: Орана и Гелтаня. Бригадир оленеводческого стада Оран в честь легендарного оленя назвал лучшего вожака в стаде. Определяющее в характере Орана – мужество, надежность, преданность: «только на таких людях как Оран, держится Север» [6, с.18].

Его, истинного патриота северного края, ранит в сердце вид изуродованной бульдозерами земли. Исконная земля его предков «Быыhаабыт» (“Спасшая”) стала полигоном промышленного освоения. В горестных раздумьях героя – чувство потери: без пастбища нет кочевья, без кочевья – нет оленей, а ведь «олень – основа нашей жизни».

Роман завершается печальным вопросом: смогут ли дети и внуки продолжить кочевье родного народа, вернется ли «золотой олень»?

А. Кривошапкин постоянен в своем творческом поиске – исследовании менталитета северного народа, о чем свидетельствует роман «Оленные люди» (2013). Писатель убежден, что кочевой образ жизни северного народа – это выработанная веками цивилизация: «Кочевье выбирает в себя все лучшее из жизни: оно воспитывает целые поколения северян. Кочевье это особый мир, по сути неповторимая, а для многих неизвестная цивилизация, о которой мало что знают и понимают большие народы» [7, с.325].

Воссоздание своеобразного образа жизни «оленного» эвенского народа основано на народно-поэтических, мифологических традициях, определенных одушевлением, обожествлением природного мира. Главный герой мудрый Отакчан учит молодых: «Все, что окружает нас, мыслит. Олень тоже… Земля все слышит. Деревья, тальники, камни, река, леса и горы – дети земли. И все звери, обитающие на нем. К ним надо бы относиться с глубоким почитанием» [7, с.53].

Единая связка «олень и человек» определяет философию жизни: «есть олень – есть жизнь, есть олень – есть эвен». Узловые мифологические символы в повествовании: дух земли, дух огня. Концептуальны образы гор, горных кряжей, определяемые и своеобразием ландшафта, и авторской философской концепцией.

Старый оленевод Отакчан живет по законам предков, свои жизненные «университеты» он прошел в оленьем стаде. Несмотря на преклонный возраст, он продолжает кочевье ради сохранения традиций. Резкая смена уклада жизни на Севере порождает сердечную боль за участь народа в современных обстоятельствах, когда возникает много проблем: безработица, пьянство, угроза потери языка, а главное – нравственные потери. «Беда, если люди обленились душой» [7, с.55].

Отакчан смело выступает против браконьеров, из вертолета обстреливающих оленье стадо. Проблемы экологии получают общечеловеческую значимость. Типологически общая тревога выражена была в повести Ч.Айтматова «Белый пароход» (убийство белого оленя), и в его романе «Плаха», когда в моюнкумской саванне идет кровавая облава на сайгаков.

Спасение герои роман видят в том, «что при любых обстоятельствах не терять человеческого достоинства, оставаться людьми»: «Не вымрет, не исчезнет эвенский народ, у которого есть такие люди-глыбы, как Отакчан» [7, с.221].

Более всего старый человек надеется на молодых, таких как Илани: «И у нас появляются думающие молодые люди. Они постоят за своих родичей. Надо иметь не физическую силу, а ум, знания. Тогда сумеют найти ключи к нормальной человеческой жизни. И этого я желаю Илани» [7, с.314].

В современных обстоятельствах, когда с новой остротой встает вопрос об Арктическом регионе, об обеспечении этнокультурного развития северных народов, особую актуальность приобретает утверждение ценностей традиционного уклада жизни, особой северной экологической цивилизации, что определяет концептуальную основу романов А. Кривошапкина.

Таким образом, первые романисты в литературах народов Севера Якутии совершили своеобразный творческий прорыв, создав художественную энциклопедию жизни народа, юкагирского и эвенского. Концептосфера северного романа, основанная на народно-поэтических традициях, характеризует своеобразие национальной картины мира. Романы северных авторов пронизаны сыновней любовью к родному народу, искренней заботой о его настоящем и будущем: «Народы Севера, несмотря на свою малочисленность, не вымрут, не исчезнут. У них есть испытанное временем и никогда не ржавеющее оружие – их высокая духовность, необычайно богатая и самобытная, позволяющая им с достоинством жить в мире, дружбе и братстве со своими соседями, а по большому счету – со всем человечеством… сила народов Севера – в их высокой духовности» [8, с.155].

 

Литература

  1. Курилов С.Н. Ханидо и Халерха. – Новосибирск, 1970. – 655 с.
  2. Курилов С. Чаундаур: Новеллы, рассказы. – Якутск: Кн.изд-во, 1979. – С.18.
  3. Ламутский П. Дух земли. – Якутск: Кн.изд-во, 1987. – 296 с. (на якут.яз.).
  4. Кривошапкин А.В. Берег судьбы. – Якутск: Кн.изд-во, 1988. – 373 с.
  5. Кривошапкин А.В. Сын Чиктикана. – М.: Дет.лит., 1988. – 4 с.
  6. Кривошапкин А.В. К³мүс таба. Золотой олень. Роман. – Якутск: Кн.изд-во, 1990. – 456 с. (на якут.яз.).
  7. Кривошапкин А.В. Оленные люди. Роман. – Якутск: Бичик, 2013. – 344 с.

8 . Кривошапкин А.В. Сила народов Севера – в их высокой духовности. – Якутск: Бичик, 2007. – 136 с.