В 2000-е гг. проблема выявления и всестороннего изучения визуальных источников, находящихся в государственных и частных собраниях, их интерпретация в современном контексте – становится одним из перспективных  направлений этнологической науки. Большой  интерес вызвали  у широкой общественности издания тематических фотоальбомов по материалам Средней Азии, Центральной России и Сибири, имевших большой информационный резонанс в культурной жизни страны [5; 8; 10; 4]. Данные издания знакомят с историей фотоколлекций в собрании  российских  архивов  и музеев, развития  фотожанров в имперской России. Вышли в  свет музейные исследования посвященные изучению экспедиционного изобразительного искусства и так называемой «наивной» живописи самодеятельных художников 1920-1930-х гг., сибирскому региональному искусству последней четверти XIX – первой четверти XX в., авторским и тематическим фотоколлекциям из собрания ведущих музеев  и  архивов России [9; 11; 14; 15, с.139-142; 17, с.38-42; 18, с.309-322; 20, с.91-96]. Однако среди массива научной литературы не представлены  исследования  посвященные трактовке опыта визуализации Севера в проблемном поле междисциплинарных исследований. В рамках данного исследования рассматриваются визуальные источники, посвященные изучению социокультурным форм адаптации  человека в экстремальных условиях холодного мира Северо-Востока России. Эти коллекции, сосредоточенные в различных учреждениях нашей страны представляют собой  репрезентативную картину научных исследований российских ученых среди  коренных малочисленных народов Крайнего Севера. Интересно что в последних трудах посвященных  исследованию северных территорий  России преобладает подход, когда архаичность коренных народов Севера (неразвитость, примитивность и т. д.), представляется перспективным плюсом, при этом сумевшей сохранить самобытную культуру и вписать ее в реалии постоянно развивающегося мира [6, с.5].

Эмпирический анализ массива экспедиционной  фотохроники XIX-середины ХХ вв. как визуальных  текстов, четко транслирует изучение этнографии и антропологии северных коренных народов посредством визуальных методов исследования. Так в 1862 г. ученый мир России впервые в лице Н.Н. Бекетова, признал фотографию новым точным методом наблюдения и исследования. Эту дату, можно сказать считать отправной точкой произошедшего в российском научно-исследовательском поле визуального поворота. Именно с этого времени формируется фотографическая часть историко-археологического наследия Азиатской России, включающей огромные пространства Сибири и Дальнего Востока, Туркестана (Средняя Азия) и Закавказья (Грузия, Армения, Азербайджан) [7, с.39]. На протяжении  конца XIX-первой трети ХХ вв. переживавшей трансформацию научно-исследовательской стратегии, авторы которых формировали представление в т.ч. и о развитии человечества у границ  Полярного  круга, их образе жизни и хозяйственно-культурной адаптации. Широкий  охват и тщательный  отбор  объектов визуальной фиксации, прописываемый в  программах  и инструкциях российских и советских экспедиций, стал фундаментальной  опорой в исследования культурных  ареалов северо-востока Азии. Фотографии и рисунки детально отражают бытование собранных экспонатов в современной культуре. А также закономерности и пережитки эпохи родового строя у народов Крайнего Севера в системе религиозных верований и устройства общества.

Обсуждение культурно-идентификационных дискурсов  в рамках  процесса  музейного собирательства, коллоборация идей  и  коммуникационные практики  в рамках научных обществ, практическое применение визуальных методов исследования в социологии и антропологии  «примитивных» народов в  конце  XIX  в. внесли  решающий вклад в формирование  образов  музейной  визуальности. Ряд крупных экспедиций  зарубежных, российских научных  обществ и Академии наук СССР образовали огромный  фонд  визуального наследия «Севера, как  институт памяти, на основе  которого  можно реконструировать многие утраченные  элементы  традиционной  культуры коренных народов. Интерпретация этого массива экспедиционных фотографий в рамках методологического  подхода А.М. Варбурга к изучению «всеобщей антропологии» (через «изобразительные символы») а также культурные ареалы распространения этих изображений, интерпретируемых им как «сообщество вспоминающих» можно рассматривать как современную когнитивную карту арктического пространства [1, с.48]. Изучение визуального наследия экспедиций изучавших северные территории у Полярного круга, представляют сегодня ценный антропологический ресурс для широкой научной и общественной  аудитории нашей страны, проявляющего интерес к коренным этническим культурам Севера. А также темам северного номадизма и освоения человеком пространства арктических  территорий.

Научные изыскания российских и советских ученых позволили преодолеть утилитарный подход к экспедиционной фотографии, разработав свое видение  визуальности полиэтничных сообществ, открыв  миру  уникальные  механизмы адаптации хозяйства и жизнедеятельности человека в  условиях  Крайнего  Севера. Разнообразие методологического инструментария экспедиционных исследовательских программ, огромный массив экспедиционных рисунков, этнографической фотографии, кино и видеосъемки  характеризующего мир повседневности культуры и образа жизни северных этнических сообществ, а также сбор  коллекций  для  музеев, подчеркивают значение, которое придавало государство  изучению и освоению  своих северных  границ, корни которых ведут к рубежу XVII-XVIII вв. При этом иллюстративные материалы культурных ареалов северных территорий страны имеют визуальные различия и имеют особую, ярко выраженную «авторскую интенцию», посвященных образу Человека в культурном пространстве Севера.

История  заселения  человеком арктических территорий началась более 10000 лет назад. Однако в силу особенностей  климата, окружающей  среды и транспортной логистики  продолжает  оставаться одним  из  самых  недоступных и малонаселенных. Поэтому представляя образ Севера, превалирующая часть  человечества в первую очередь визуализирует картины тундры арктического побережья и пустынных снежных пространств во многом ориентируясь на образы сохраненные в виде фотодокументальных материалов. Действительно, в работах экспедиционных художников и фотографов, которые  долгие  годы  были  связаны с  изучением северо-восточной  части Сибири, в первую очередь  бросается в глаза особенности  выбранного  ракурса. В обязанности экспедиционных фотографов входило фиксирование местности, типов хозяйственных и жилых построек населения, этнических типов. Однако, фотографируя их, почти все они бессознательно  создают  вокруг  объектов и людей  пространство. Огромные безлюдные  пространства, километры пустоты — символы холода, снега и льда, поневоле имели огромное  влияние на  их творчество. Среди наиболее  часто фиксируемых объектов надо указать символ кочевой Арктики – нарты, основное богатство – северные  олени, а также основной вид транспортного обеспечения и культурно-хозяйственной сферы северян – ездовое собаководство. Сопоставление экспедиционных фотографий разных лет выполненных разными фотографами показало, что даже  фиксируемые   группы  людей, неизменно вытянуты  по горизонтали. А также доминирует пространственное  решение композиции.

В фотографиях разведочной экспедиции Ленского золотопромышленного  товарищества (1893-1894) преобладают виды горных массивов, дорог, олений  гужевой транспорт, рек Витима, Ныгри и Лены, золотые прииски Бодайбо, антропологические типы населения. Альбом Н.А. Виташевского «Якутский край» представляет собой фотодневник Алданской экспедиция Российского золотопромышленного общества (1896–1899) под руководством  инженера С.А. Подьяконова, в составе  членов экспедиции  Н.А. Виташевского, А.И. Осипова, С.И. Расторгуева, В.Е. Гориновича провела поиск новых золотоносных   территорий в бассейнах рек  Алдана и Олекмы, по Юго-Восточной Якутии. Работала в основном на территории Олекминского округа. Основные  сюжеты  альбома: способы  передвижения, олений гужевой транспорт, жилые и хозяйственные постройки, антропологические  типы  коренного  населения, маршрут движения экспедиции, виды Якутска. Интересным визуальным рядом представлена природа Якутского края: ледоход на  р. Олекма, типы  лесов,  срезы  берегов  рек Алдана, Олекмы, Крестяха, Бэс-Салаа,. Пейзажные фотографии с  различными видами  геологических и географических пунктов (реки, озера, тайга, берег, скалы и т.д.). В альбоме также представлены виды гг. Якутска,  Олекминска, Якутского, Верхоянского и Вилюйского округов [19].

Аяно-Нельканская экспедиция (1903–1904) под руководством  В.Е. Попова, в составе членов экспедиции В.М. Ионова, Э.К. Пекарского, А.А. Ховрина, И.М. Щеголева, П.Ф. Теплова вела поиск нового удобного пути между Аянским портом и Нельканом на р. Мае с геодезическими исследованиями. Э.К. Пекарский и В.М. Ионов занимались сбором этнографических коллекций по изучению быта тунгусов. Экспедиция открыла новый путь с удобным перевалом через Становой хребет. В фотохронике преобладают пейзажи  холодных, снежных пространств, с редкими видами поселений, жилищ и антропологических типов  коренных народов [19].

Феномен визуализации проводившихся исследований, в качестве отдельного методологического подхода, был успешно апробирован в ходе экспедиционного изучения народов Якутской области Джезуповской экспедицией. Исследования В.И. Иохельсона для своего времени были оснащены самыми современными средствами для проведения антропометрических и метеорологических исследований, фонографом для фиксации образцов устного народного творчества, а также фотокамерой для ведения фотодокументальной хроники экспедиции. Проведенное ими визуальное исследование населения северо-восточных окраин Российской империи, стал крупнейшим в мировой практике, экспедиционным фотопроектом. По своей репрезентативности и объему, фотодокументальные экспедиционные материалы В.И. Иохельсона и В.Г. Богораз-Тана собранные в ходе экспедиции, посвященные культуре жизнедеятельности народов Севера, продолжаются оставаться одними из самых известных и ценных, не потерявшие свою актуальность и по настоящее время. Фактически ими была выполнена   фотофиксация  единого  культурного пространства  Севера, а также  систем социальных и бытовых   форм жизнедеятельности, которая  начала в начале  ХХ  века только  интегрироваться   в западный технологический мир.

Среди тематического разнообразия фотосюжетов советского периода, богатыми сюжетами представлены фотохроники экспедиций  КЯР и СОПСа. Серии фотографий отличаются тщательным подбором сюжетных кадров иллюстрирующих те или иные  стороны развития народного хозяйства. Интересно, что превалирующая роль в фотохронике  КЯР и СОПСа  отдана теме  постепенного  вытеснения старого  уклада жизни новым.

В фотоматериалах экспедиций КЯР 1920-1930-х гг., преобладает образ человека осваивающего культурное пространство Севера, начальным этапам развития производительных сил и отдельных отраслей народного хозяйства. Проведенные исследования позволили сформировать цельное научное представление о деятельности ученых на Севере европейской и азиатской частей России в области геологии, биологии, геоботаники, зоологии, палеонтологии, гидрологии, этнографии и истории [12].

Фотоколлекция Н.Д. Травина 1927-1928, 1933 — основная тематика штатного фотографа Верхоянского отряда КЯР: пейзаж тундры, панорамные изображения северных населённых пунктов, фиксация уходящей натуры, вытесняемой новым бытом [19].

Фотоколлекция В.Н. Васильева 1926 — представляет собой фотоотчет работы Алданского этнографического отряда в Алдане-Майском районе ЯАССР и Аяно-Охотском побережье, преимущественно характеризуют этнографический, демографический, экономический быт полукочевых и оседлых майских эвенков и якутов, проживавших в этом районе. в антропологической  серии заметно фокусирование  внимания  фотографа  на антропологических  типах, выделение  мужчин и женщин с примесью  якутской, эвенкийской и русской крови. Много  внимания уделено фиксации  мира  детства. коллекция В.Н. Васильева прекрасно иллюстрирует применение  визуальных  методов  исследования для решения задач поставленных перед этнографической экспедицией, позволяя фиксировать наглядные сведения по социологии, антропологии и образа  жизни народа [19].

Фотохроника экспедиций  СОПСа полностью посвящена природе Якутии и различным аспектам развития народного хозяйства, фиксации геологических и географических объектов. Уникальные кадры, были сделаны ученым Г.В. Наумовым в ходе работы II Якутской  комплексной  экспедиции в Нижнеколымском и Булунском  районах ЯАССР в 1949-1951 гг. Здесь фотограф  представляет на суд зрителя свой  север, где отражена целая серия портретных образов из числа представителей коренных малочисленных народов (эвенка-комсомолка Х.Е. Клепечина, пастух лауроветлан Д.В. Слепцов, охотник К. Слепцов; охотник-женщина  чукчанка А.П. Мака; Редакция настенной газеты «Колхозник» и др.). Ценность коллекции Г.В. Наумова заключается также и в том, что посредством объектива своей фотокамеры, ученый практически  интуитивно выполнил целое социологическое  исследование, произведя фотофиксацию визуально доступных объектов и явлений, которые предоставляют наибольшую возможность для социологического анализа – семья, работа, отдых (развлечения) [16]. Этнографическая  серия  в коллекции  Г.В. Наумова примечательна также тем, что с разницей в  1 год в Верхнеколымском и Нижнеколымском районах работала Колымская экспедиция Института языка, литературы и искусства под руководством известного советского этнографа И.С. Гурвича. На серии фотографий двух фотографов-исследователей  оказались запечатлены представители колхозов Нижнеколымского района  ЯАССР «Турваургин», «Сутаня удиран» и «Оленевод» [13].

Опыт визуализации Севера в материалах ученого-североведа И.С. Гурвич представляет собой репрезентативную картину антропологических исследований проводившихся  ученым  среди  коренных народов Крайнего Севера на протяжении полувека. Обращаясь  к опыту  полевых изысканий  Гурвича у коренных  народов  северо-востока  Азии, надо констатировать о последовательном  становлении авторской  методологии визуально-антропологического изучения повседневности коренных народов. Его  авторский  метод  визуальных  исследований  включал в себя сбор этнографических зарисовок, выполненных как профессиональными художниками – членами  его экспедиционной  группы, так и местными художниками  из числа представителей коренных малочисленных  народов  Севера, а в последние годы велась киносъемка этнографических сюжетов. Экспедиционные фотоматериалы зафиксировали контексты общественной жизни северян, в которые люди как-то входят и из которых выходят в течение своего повседневного функционирования, а также в течение своей жизни (дом, работа, потребление, традиционные занятия, болезнь, смерть, образование (воспитание), религия, наука (познание), искусство, отдых (развлечение), спорт). Исследование конкретного способа существования человека в пределах всего пространства, в совокупности традиционных ритуалов и повседневных практик — часть методологического гуманитарного проекта советской визуальной антропологии, посвященного исследованию повседневной культуры коренных народов Крайнего Севера. Используя фотографии и полевую киносъемку в  экспедиционной  работе, разными способами. А также щедро иллюстрируя тексты  в подготовленных  им  сборниках научных трудов,  научные  статьи фотографии в письменные тексты, а  также   используя  описания  собранных им  музейных экспонатов Гурвич  в  своих  разработках  очень  близко  подошел к  пониманию  визуальности как одного из ключевых  моментов культурной  идентичности  северян.

Как видим визуальность советского периода была преимущественно отражением развития производительных сил и народного хозяйства, строительства новых населенных пунктов и транспорта.  Однако в этих образах представлена география промышленного освоения, особенностей адаптации  коренных народов, тема ценностей кочевничества и оседлости, а также проблемы  взаимодействия  традиционной  и  современной  культуры. Оценка исследовательских парадигм по собирательству визуальных коллекций советской школой отечественной этнографии, позволяет интерпретировать методику фиксации «повседневной» жизнедеятельности объекта изучения при помощи фотографии, в качестве самостоятельного языка самоописания культуры. Практическое применение визуальных методов исследования в социологии и антропологии, в изучении культуры и образа жизни коренных народов Севера в этническом и в социальном отношении, было продиктовано необходимостью их многоаспектного изучения. А воспроизводство образов и контекстов  Севера в  изобразительных и фотосимволах, становится  визуальным способом картографирования культурных ареалов и освоения северных территорий. Изучение массива экспедиционных рисунков и этнографической фотографии в русле проблемного поля  интеллектуальной культуры и визуальных исследований позволит выделить в общем  массиве материалов, уникальные образцы уже утраченных предметов иллюстрирующих культуру народов Якутии, а также локальных особенностей традиционной  повседневности.

 

Список  литературы и источников

  1. Арнаутова Ю.А. Культура воспоминания и история памяти // История и память: Историческая культура Европы до начала Нового времени. под ред. Л.П. Репиной. — М.: Кругъ, 2006, С.47-55
  2. Бойчук Л.Л. Якутская переписка // Этнографическое обозрение. 1999. №6
  3. Батьянова Е.П., Жорницкая М.Я. И.С.Гурвич // Этнографическое обозрение. 1992. №5
  4. Гаранина С.П. Российская империя в цветных фотографиях С.М. Прокудина-Горского. 1906-1916 г.г.». М.: Издательство «Красивая книга», 2013. 264 с.
  5. Горбачева В.В., Коновалов А.В., Соловьева К.Ю. Шаманизм: на грани миров. СПб: Художник и книга, 2006. 289 с.
  6. Головнев А.В., Лёзова С.В., Абрамов И.В., Белоруссова С.Ю., Бабенкова Н.А. Этноэкспертиза на Ямале: ненецкие кочевья и газовые месторождения. Екатеринбург: «Издательство АМБ», 2014. 232 с.
  7. Длужневская Г.В. Археологические исследования в Центральной Азии и Сибири в 1859-1959 гг. (по документам Научного архива Института истории материальной культуры РАН). СПб.: ЭлекСис, 2011. 296 с.
  8. Длужневская Г.В. Историко-археологическое наследие Азиатской России в фотодокументах второй половины XIX – первой половины XX в. (по фондам научного архива Института истории материальной культуры российской академии наук). Автореф. на соиск. уч. степени д-ра ист. наук. – СПб, 2008. 51 с.
  9. Дягилева Н.С. Анализ фотографии как метод качественного социологического исследования // Материалы международной заочной научно-практической конференции «Современные тенденции общественных наук: политология, социология, философия». 25 апреля 2011 г. URL: http://sibac.info (дата обращения: 25.06.2017)
  10. Колоскова Е.Е., Литвин А.А. «Юбилейные торжества в память 100-летия Отечественной войны 1812 года в Высочайшем присутствии. Бородино-Москва-Смоленск». М.: Полиформ, 2012. 320 с.
  11. Колесник Л.М., Ковалева А.С. Художники и фотографы в сибирском отделе Русского географического общества //Краеведческие записки / Иркут. обл. краев. музей. — Иркутск: Изд-во Института географии СО РАН, 2004. — Вып. 11. -200 с. с илл. – С.4-13.
  12. Максимова М.П. Исследование проблем истории научного изучения Арктики: традиции и современный опыт. URL: https://novainfo.ru/article/11291. NovaInfo. 2017. № 59-2. (дата обращения: 10.2018)
  13. НИЦКП Национальной библиотеки РС (Я). Фотоархив И.С. Гурвич.
  14. Прищепова В.А. Коллекции заговорили [История формирования коллекций МАЭ по Средней Азии и Казахстану (1870-1940)] / РАН РФ, МАЭ им Петра Великого (Кунсткамера); [отв.ред. к.и.н. В.П. Курылев]. –СПб., МАЭ РАН, 2000. 272 с.
  15. Прищепова В.А. Фотографические коллекции по народам Средней Азии и Казахстана  конца XIX-начала ХХ вв. из собрания Музея Антропологии и этнографии имени Петра Великого (Кунсткамера) // Сборник докладов международной конференции «Фотография в музее»- СПб, 2013 — 175 с. ил.  — С.139-142
  16. Рукописный фонд Архива ЯНЦ СО РАН. Ф.И., Оп.21, Д.3. Коллекция Г.В.Наумова. 1948-1952 гг.
  17. Толмачева Е.Б. Методология изучения фотографии с этнографическим содержанием //Фотография. Изображение. Документ. Научный сборник.Вып.1. СПб, 2010. — С. 38-42
  18. Толмачева Е.Б. Первые фотоколлекции МАЭ. Собрания И.С. Полякова как отражение общей истории формирования фотофонда // Иллюстративные коллекции Кунсткамеры. СПб.: МАЭ РАН, 2014. 406 с. – С.309-322
  19. Фотофонд ЯГОМИиКНС им. Ем. Ярославского

Чернова Т.В. Коллекция фотографии Чувашского государственного художественного музея // Сборник докладов международной конференции «Фотография в музее». СПб, 2013. 175 с. ил.  – С. 91-96.