В данном исследовании предпринята попытка определить основные содержательные характеристики понятие холода, основываясь на материале кинотекста и данных лексикографических источников.

Изучение словарных дефиниций показывает, что понятие холода в якутском языке может быть выражено по-разному. Во-первых — лексемой тымныы, которая имеет следующие значения: 1) салгын намыhах тэмпэрэтирэтэ ‘низкая температура воздуха, холод’; 2) дьыбардаах кун-дьыл, тоҥот ‘холодная погода, мороз’; 3) туох мэ (муус) киhи этэгэр биллэр тоҥо ‘холод, исходящий от какого-либо мерзлого вещества или предмета (льда)’; 4) перен., разг. улаханнык куттаннахха киhи этэ-сиинэ дьагдайан, тоҥо ылара ‘мороз по коже (от страха, испуга)’ [1]. Во-вторых — лексемой чысхаан, которая употребляется в значении ‘самый жестокий мороз при безветрии, холод, стужа’ [2]. В-третьих — лексемой чыгдаан, означающая ‘хиуз, ветер, мороз, холод при ветрах’ [ibid]. В-четвертых — лексемой кыйысхан, которая имеет значение ‘мороз с режущим лицо ветром’ [ibid]. И в-пятых — лексемой дьыбар, употребляемая в значении ‘сарсыарда уонна киэhэ күүhүрэн кэлэр тымныы / увеличивающийся при восходе и заходе солнца холод, мороз (утренний, вечерний)’ [ibid]. Варианты номинации холода в якутском языке обусловлены разным восприятием проявлений зимнего мороза. Лексема тымныы обозначает наиболее широкий диапазон низких температур, в то время как остальные слова чыгдаан, чысхаан, кыйысхан, дьыбар обозначают еще более низкие температуры, которые трудно переносить. Кроме того, лексема чысхаан применяется в олицетворении мороза. Чысхаан — сказочный персонаж в Якутии, получеловек-полубык, воплощение якутского властелина холода.

Исключительная продолжительность зимнего времени года и чрезвычайно низкая температура воздуха, характерные для Якутии, определили тип хозяйствования, бытовую культуру, экономику и мировоззрение этноса. Показательно, что в «Ассоциативном словаре якутского языка» на стимул тымныы ‘холод’ наибольшее по количеству реакции лексема кыhын ‘зима’ (574 реакции) [3]. Зимний холод, мороз – в основном именно в таких условиях изображает режиссер документального фильма «24 снега» жизнь главного героя-коневода [4].

Структура кинотекста представлена как вербальной системой, так и невербальной системой, элементы которых существуют как в изобразительной, представленной при помощи изобразительных средств, так и в звуковой формах [5; 22]. В своем исследовании мы изучили невербальную составляющую кинотекста и выявили как визуальные, так и аудио-символы. Визуальные символы холода представлены природными явлениями, домашними животными, последствиями влияния низких температур, способами адаптации человека к холоду, северным ландшафтом.

Многомерную символику воплощает туман (күдэн ‘легкий туман, дрожание воздуха, облако’), создающий ощущение сказки, таинственности природы, или схожий символ облака снежной пыли, оставленного табуном бегущих лошадей или стадом северных оленей (ср. күдэннэт ‘заставлять (коня) поднимать пыль’). Эти символы означают нечто нереальное, которое сопряжено с прошлым. Якуты издревле занимались коневодством, которое в современном мире постепенно перестает быть традиционным хозяйством из-за проблем в коневодческой сфере – некому в будущем разводить лошадей и оленей, т.к. «молодежь хочет быть судьями и прокурорами». Связаны они также с мифом (божество коневодства Дьөһөгөй якуты считают создателем и покровителем коней). В фильме к лошади герой относится с любовью и почтением – говорит, что лошади как люди, но с ними живется лучше, чем с людьми, что они – его жизнь, что если возникнут проблемы, то лошадь всегда спасет, сравнивает их с богатством, дает им необычные клички (Олонхо, Дархан, Реклама, Сынок, Легенда (самый призовой конь). И, наконец, данные символы отсылают к судьбоносному сну, который видел в детстве герой фильма и с которого начинается и заканчивается фильм. Сон как явь и явь как сон, т.к. ему предстоит нести одному бремя сурового испытания в будущем – вести в одиночестве хозяйство и кормить большую семью. Мотив одиночества и неясного будущего прослеживается и в кадре, когда герой стоит один на горе и устремляет взгляд вдаль на бескрайние, как белая пустыня просторы заснеженной тундры. Герой фильма жалуется, что ему приходится работать одному, т.к. сын уехал, а работники долго не задерживаются из-за низкой оплаты и суровых условий труда. В борьбе с холодом человек надеется только на свои силы.

Снежная целина и бездорожье будучи визуальными символами холода являются атрибутами северной территории, которая позиционируются как дикая, плохо освоенная, непроходимая. На многие километры нет ни одного жилья, ориентироваться приходится только по природному ландшафту – горы, реки.

Следующий визуальный символ — северный олень, который является наиболее распространенным образом животного на севере. Олени — терпеливы, неприхотливы, привычны к холоду.

Режиссер фильма весьма выразительно изображает проявления холода, когда в кадре появляется заиндевевшая морда оленя, обмороженное лицо героя и тело лошади, сплошь покрытое огромными сосульками.

Бытовой символ ледник как способ хранения еды и льда для питьевой воды свидетельствует о том, что холод и вечная мерзлота имеют не только отрицательные свойства, но и положительные качества, «помогают» человеку в хозяйстве.

Визуальные символы холода дополняются в кинотексте для полноты картины аудио-символами, которые связаны с природными условиями Севера, традиционным хозяйственно-бытовым укладом якутов, этнической музыкой народов Крайнего Севера. Природные аудио-символы связаны со специфичными хрустящими, как снег, ломкими, как ледяная корка звуками на морозе (ср. чыҥкынас дьыбар ‘трескучий мороз’), которые повисают в воздухе, звуком завывающего ветра, криками зимующих птиц (филина), ржанием лошадей, потрескиванием льда в ведре, стоящем на печи. В первых кадрах фильма слышен звон колокольчика (его вешают на шею оленя, чтобы не потерять в тундре), который образно извещает об уходящей культуре северных народов. Звуки, которые издают предметы обихода человека, весьма разнообразны. Это такие как стук топора при заготовке дров, режущий звук пилы при отпиливании рогов оленя, шероховатый звук скребка при очистке тела лошади от кусков льда, трескающий звук веревки при упаковке груза, скрип замерзшей входной двери в дом, колющий звук пешни или якутского ножа при раскалывании льда, звук от полозьев саней в оленьей упряжке, скользящих по снегу, звук, издаваемый при употреблении горячего чая. Этническая музыка, звучащая в последних кадрах фильма и сопровождаемая визуальными символами наездника в оленьей упряжке, бегущей посреди заснеженной тундры, и якутских лошадей, скачущих, встающих на дыбы и поднимающих облако снежной пыли, является исполнением лесотундровиков-оленеводов. Главным инструментом является бубен, являющийся посредником между людьми и духами.

Как видим, большая часть символических образов, связанных с холодом, отсылает к природе, ее объектам и явлениям, а также способам приспособления к холоду. Расшифровка символов показала, что холод, мороз, зима наряду с архетипическим значением негативного принимает значение данности, которую необходимо преодолевать и справиться.

Литература

  1. Большой толковый словарь якутского языка под ред. П.А. Слепцова. Том XI.– Новосибирск, Наука, 2014. – 528 с.
  2. Словарь якутского языка Э.К. Пекарского. – М.: Акад. наук СССР, 1959. III тома.
  3. Заморщикова Л.С., Романенко А.А. Якутский ассоциативный словарь [Электронный ресурс]. URL: http://adictsakha.nsu.ru/dictback# (дата обращения: 19.11.2018)
  4. Документальный фильм «24 снега», продюсер Е.П. Макаров, реж. М. Барынин. Якутск, 2016.
  5. Слышкин Г.Г., Ефремова М.А. Кинотекст (опыт лингвокультурологического анализа). – М.: Водолей Publishers, 2004. – 153 с.